Социальному поиску пока ещё нет места в интернете.

Активные эксперименты с поиском начались несколько лет назад. Тогда отдельные энтузиасты твердо уверовали в то, что дни «старых» поисковиков сочтены, и пользователям жизненно необходим поиск 2.0. С ним стали связывать такие концепции, как кластеризация, персонализация, визуализация результатов и социальный поиск. До недавнего времени взорвать рынок интернет-поиска пытались небольшие, но одержимые своей идеей стартапы. Теперь же на социальные эксперименты решился Google.
 
Пользователям разрешают повлиять на выдачу, пометив наиболее релевантные результаты и удалив поисковый «мусор». Участникам эксперимента поисковая машина предоставляет специальные кнопки, с их помощью можно «поднять» результат в «топ», либо «утопить» его с глаз долой. Кроме того, можно подсказать Google релевантную ссылку, если она не обнаружилась в выдаче сразу. Результаты манипуляций сохраняются для авторизованного пользователя, если ему вздумается вновь ввести тот же самый запрос.

Отметим, что в этом отношении Google вовсе не оригинален. Аналогичную модель, только в более широком понимании, используют Sproose.com и NosyJoe.com. Первый «разбавляет» результаты машинного поиска по любым запросам социальными данными: при ранжировании учитывает пользовательские голоса. Второй проект вообще не составляет автоматического индекса, а ищет только по тем сайтам, что предложены пользователями вручную. Добровольный труд по оценке релевантности использует и Wikia Search, запущенный в альфа-версии в этом месяце. Хорошо известны проекты, где социум полностью «одержал верх» над роботами. Например, западный ChaCha.com (на вопросы в чате отвечают эксперты) или российский Ответы@Mail.Ru (используется «коллективный разум» аудитории портала). Сюда же можно отнести и сервисы социальных закладок, где релевантность определяется количеством рекомендаций.
Настораживает сам факт обращения Google к идее социального поиска, которая вот уже который год живет в состоянии многообещающего эксперимента. Поскольку в Google привыкли видеть технологического лидера, стоит ли ожидать аналогичных экспериментов от российской «большой тройки»?
 
Труд социума = безработица для роботов?
В своем докладе на оптимизаторской конференции 2006 года Андрей Иванов («Ашманов и Партнеры») определил социальный поиск как «организацию услуги поиска в вебе с использованием труда социума». Машинная выдача, построенная на игре в позиции, обладает целым рядом недостатков. Это и малая информативность, и предоставление ложной информации, и неактуальность – проблемы, которые возникают как в силу несовершенства алгоритмов, так и в результате действий оптимизаторов. Добиться их решения на приемлемом уровне «силами роботов» — сложно, зато эти же характеристики легко могут быть оценены человеком.
Социальный поиск закономерно рождает новые сложности. Человек субъективен, и то, что кажется важным и нужным одному, может оказаться совершенно бесполезным для другого. Даже если релевантность будет определяться усредненным мнением сообщества, качество результатов поиска все равно будет оставаться спорным. Людей надо чем-то мотивировать, контролировать, направлять и стимулировать. Как отмечает Андрей Иванов, в таком сообществе не удастся избежать конкуренции, личной ответственности, социальной иерархии и идеологии.


Принцип одной кнопки
В Рунете социальный эксперимент Google встретили прохладно. Александр Садовский, руководитель отдела веб-поиска «Яндекса», считает пользу от предложенной маркировки результатов неочевидной. Пользователь редко задает один и тот же запрос несколько раз, а универсальных «хороших» или «плохих» страниц не бывает – они могут быть уместны для одного и неуместны для другого запроса.
«Разработка действительно эффективной модели ручной «оценки» веб-документов в глобальном масштабе — задача сложная, а потому дальше опытных проектов дело пока не идет, — прокомментировала Анна Артамонова, вице-президент и директор по маркетингу и PR Mail.Ru. — Да и не факт, что подобная система вообще способна нормально работать. Ведь у каждого пользователя свои представления о релевантной выдаче, и если один хочет получить информацию о турецкой истории и географии по запросу «Турция», то он запросто может «заминусовать» раздражающие его сайты турагентств, которые другому очень бы пригодились».
В «Рамблере» социальный функционал готовы признать полезным только в качестве дополнительного к обычной поисковой выдаче без маркеров. Сергей Сергеев, руководитель маркетингового направления группы «Поиск», признал, что на уровне эксперимента начинание Google действительно интересно. «Мы не можем не учитывать, что пользователям в большинстве пока нравится использовать «системы с одной кнопкой», в нашем случае — это кнопка «Найти», — добавил он.
В этом-то, пожалуй, и заключается основная проблема инновационного интернет-поиска. Такими вещами, как персонализация, визуальные графы и голосования за странички утомляет себя активная, но малочисленная аудитория. Большинство же ленится даже формулировать запрос, не говоря уже о предлагаемых всеми поисковиками возможностях расширенного поиска.
 
Мутный поток массового сознания…
Есть, впрочем, и другое обстоятельство, связанное с коллективным определением релевантности. «Социальный поиск — зависимая, управляемая и нерелевантная вещь в силу того, что вместо 100 условно разумных профессионалов, мы вверяем себя 1000000 не разумных статистических, стохастических пользователей, которые повинуются процессам социодинамики и манипулируются на раз», — считает Никита Андросов, генеральный директор компании Ingate. Кроме «чисто человеческих» проблем, социальный поиск не является панацеей против поискового спама. С ростом его популярности обязательно появятся системы, которые смогут моделировать поведение пользователя и будут «топить» и «поднимать» результаты в выдаче. «Сделать воистину социальный поиск, когда твоя оценка релевантности участвует на равных с оценками других пользователей, на мой взгляд, затруднительно, потому что таким образом конкретный индивидуум становится жертвой общественных трендов и плавает «по течению», не в силах вырваться из этого болота. Хотя многим такое как раз нравится», — высказал свою точку зрения Никита Андросов.
 
В «Яндексе» уверены, что формировать выдачу должны только роботы, но работают они по правилам, которые пишут люди. GoGo.ru, принадлежащий Mail.Ru, предлагает пользователю ограничивать выдачу только коммерческими, информационными или пользовательскими источниками. Но и это происходит на основе алгоритмов. Сергей Сергеев из «Рамблера» отмечает, что персонализировать выдачу можно и на основе прошлых запросов пользователя, не побуждая его к активным действиям по разметке результатов поиска.
 
«История запросов раньше была в поиске Mail.ru, сейчас есть в «Яндексе». Персонализация поиска может быть полезна для улучшения релевантности общего поиска и для того, чтобы понимать, как вообще пользователи ведут себя, какие сайты отмечают и т.д. Я думаю, что лидеры рынка поиска работают в этом направлении и постепенно будут вводить новые функции и возможности», — полагает Константин Рощупкин, аналитик департамента интернет-маркетинга «Ашманов и Партнеры».

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.